Титульная страница     Первая страница     Содержание    

Руина. ru

Созерцание руин - одна из самых важных тем в европейской культуре Нового времени. Любая руина совершенна, ибо достраивается воображением. Потому принадлежит миру идей. Каким бы убогим не был мир физический, мы смотрим на руину и отчаливаем в мир метафизический. Это, согласитесь, помогает сохранить душевное равновесие.
       Теме руин посвящен русский павильон седьмой Венецианской архитектурной биеннале, открытой до ноября 2001 года в гигантских готических развалинах старого Арсенала на стрелке Большого канала Венеции. Сама биеннале названа по-европейски деловито и лаконично: “Города. Меньше эстетики, больше этики”. При таком прозаически-будничном названии посетителей главного ангара выставки охватывает почти мистическая жуть. В гигантском темном коридоре на экране длиной 280 метров разворачивается видеоинсталляция куратора выставки, итальянского архитектора Массимилиано Фуксаса. Взлетающие на зрителя самолеты, гул автострад, грохот строек, тысячи людей на улицах, рынках и в транспорте... И тут же - шум прибоя, шелест листвы, горные тропы. Стереоскопический и стереофонический эффекты колоссального экрана, подстерегающего тебя из темноты, восхищают так же, как в свое, советское, время демонстрации научно-популярных фильмов в павильоне “Круговая кинопанорама ВДНХ”. Только придя в себя, понимаешь, что вся эта телевизионная фантасмагория вполне соответствует прагматической идее новой биеннале. Флюиды мегаполисов ловятся в дигитальных проектах большинства участников, в компьютерных планах, модном дизайне и отсутствии всяческих сантиментов по отношению к историческим древностям - тем самым руинам, которые старик Державин когда-то заповедовал “чтить”: почитать и читать.
       Меланхолия, видимо, окончательно получила русское гражданство. Иными дигитальными словами: руина.ru. В пику теме биеннале российские архитекторы Илья Уткин и Михаил Филиппов говорили исключительно словами державинской оды: о “пропасти забвенья”, “реке времен” и красоте увядания. Говорили настолько душевно, что растрогали всех. Специальный приз “За архитектурную фотографию” был вручен Илье Уткину. Впервые за всю историю венецианских архитектурных форумов Россия удостаивается такой чести. Как всякий чуткий русский художник, Уткин изумительно передает настроение запредельной русской тоски. Передает в законченных пластических иероглифах, увиденных в объектив фотоаппарата. Обуглившиеся бревна изб, обвалившиеся своды дворцов, засыпанные снегом колонны, - все это “шум фактуры” живущих своей жизнью руин. Пусть Запад будет охвачен дигитальным оптимизмом жизнестроительной утопии. Нам ближе другое: мудрость бездеятельного созерцания, разговоры о Вечном под звук лопнувших струн, падающих карнизов и осыпающейся штукатурки. Культовые куплеты рок-попсовой певицы Земфиры: “я помню все твои трещинки” многое объясняют во взаимоотношениях Уткина и архитектуры.
       В зале с фотографиями был выставлен огромный камень с вырезанным на нем планом Москвы, таким же непонятным и красивым, как обветренная текстура античных капителей или стен средневековых аббатств. “Трон созерцателя” подвешен Уткиным в самом центре зала. Он составлен из обломков антикварной мебели и напоминает силуэт руинированного готического собора. Кажется, что восседает на этом троне само Время.
       Михаил Филиппов оформил второй этаж русского павильона. Его проект называется “Руины Рая”. По стилю - это продолжение мирискуснической архитектурной графики Петербургской школы: тающие перспективы, зазеркалье набережных, пиранезиевский масштаб и фантазия в изображении фасадов воображаемой столицы (теперь уже Москвы). Графика красивая, но эзотерики работ Уткина ей недостает. Она слишком многословна, рассчитана на сногсшибательный эффект, а потому наивна.
       В целом, по контрасту с отмороженными компьютерными моделями большинства участников биеннале экспозиция нашего павильона смотрелась этакой палладианской виллой в застройке Южного Бутова. Недавно, встретив Илью Уткина, я поспешил поздравить его с колоссальным успехом на столь престижном форуме. В ответ услышал: “Не понимаю я таких, как ты. Далась вам эта биеннале - неужели в Венеции нечего больше посмотреть?”

Сергей Хачатуров

Титульная страница     Первая страница     Содержание