ИЛЬЯ УТКИН

ИСКУССТВО РАВНОВЕСИЯ

ШИК: Как отец многих архитектурных проектов, скажите, есть среди них «любимое дитя»?

И.У.: Все проекты любимы, но мало осуществленных. Жилой дом в Большом Левшинском переулке - самое трудное дитя. На него было потрачено очень много сил. Там каждая деталь пережита и нарисована моей рукой.

ШИК: Вам бы хотелось жить в подобном здании? Оно воплощает Ваши идеальные представления о доме?

И.У.: Об этом я даже и не мечтал. В начале 90-ых годов у меня была другая мечта - призрачная надежда вернуть прабабушкин дом с мезонином рядом с Котельнической набережной. Раньше там жили наши предки, а сегодня расположены офисы. В результате нас выселили из старого дома на Арбате. Но это все в прошлом. Мне кажется, что для семьи и детей в идеале было бы жить в доме с историей, в котором, как некогда, поддерживаются семейные традиции, принимаются гости, когда друзья, родственники встречаются на совместных вечерах. Речь идет о возрождении, сохранении и развитии традиций. На таких вечерах интересное общение взрослых само собой отражалось на воспитании детей. Этика отношений передавалась в общении от старшего поколения к младшему. И архитектура дома, как и его содержимое, играло в этом воспитании не последнюю роль.

ШИК: Где-то сохранилась культура таких домов?

И.У.: В советское время были посиделки на кухнях, но были и люди, которые действительно сохранили эту культуру. В Москве до сих пор существует уникальный дом - дом-миф, который был построен в тридцатые годы. Тогда несколько художников - Ефимов, Кардашев, среди них и Фаворский - объединились и создали в подмосковном районе Перово дом, где жила и тихо встречалась интеллектуальная и творческая элита. Даже в советские времена в этом доме соблюдали дворянские традиции. Например, там был свой кукольный театр, проходили детские и музыкальные вечера.

ШИК: А Ваша любимая семейная традиция?

И.У.: Наша традиция - становиться архитекторами. В моей семье три поколения архитекторов, и вся жизнь крутится вокруг Архитектурного института. Мои родители, моя жена и дочь - архитекторы, другая дочь, студентка, третья - сценограф, что является смежной с архитектурой профессией, мой сын тоже хочет быть архитектором.

ШИК: Сегодня в обществе ярко выражена тенденция индивидуализации в противовес семейственности, это явление находит свое отражение в архитектуре?

И.У.: Сегодня быть не похожим на других, искать новые формы - это самый короткий путь к успеху в моей профессии. Попытка вырваться из традиционной схемы законов природы вообще характеризует весь XX век. Но по сути в архитектуре мало что меняется, потому что существует человек со своим масштабом и старые композиционные законы равновесия неотделимы от понятия гармонии и красоты. Поэтому, как бы современные художники или архитекторы ни пыжились и ни пытались ломать стереотипы мышления, традиционное понимание красоты и классика в архитектуре будут существовать, развиваться и принимать новые формы.
К сожалению, до сих пор ведется война, объявленная модернизмом в начале XX века. И современная международная архитектура уничтожает исторические города, считая это обновление естественным процессом. Между тем, стоит поехать в путешествие и увидеть красоту городов, которые исторически застраивались в рамках традиций и уважения к прошлому, и все становится на свои места.
Задача современного архитектора - не только придумывать новые формы, но и искать вдохновение в традициях - самом глубоком источнике для творчества. Создавать гармонию, поддерживая баланс между прошлым, настоящим и будущим. Семейственность, о которой вы говорили, между прочим, та же традиция, это тоже своего рода архитектура. Я бы назвал это архитектурой семьи.

ШИК: В этом вопросе Вы тоже сторонник традиций?

И.У.: Я думаю, что для архитектуры
построения семьи идеальна только классическая схема. Модернизм в семейных отношениях недопустим. Всяческие отклонения от золотой середины приводят к беде.

ШИК: А что скажете о родной Москве?

И.У.: Это больная тема. Могу лишь только сказать, что Москва была на уровне лучших исторических столиц мира - своеобразной и самобытной. Практически законченным произведением искусства, к которому можно было добавить всего пару штрихов. Но за последнее время мы потеряли в Москве очень много исторической архитектуры, которая и была подлинной ценностью города. Мы потеряли прошлое, и сегодня уже невозможно увидеть своими глазами улицу, где
жил тот или иной исторический персонаж или литературный герой, а в таких городах, как Венеция или Париж, например, это возможно.

ШИК: Что такое «шик» в архитектуре, на Ваш взгляд?

И.У.: Не знаю. Шикарность - это достоинство. Это - независимая гордость. Интеллигентность. Иногда старик в ветхом пальто несет себя с таким достоинством, что светской даме и не снилось.
Так шикарно стоял старый дом в арбатском переулке с облупившейся штукатуркой, с выбитыми окнами. Гордо стоял, всеми покинутый, как бы прощаясь с улицей, унося с собой историю многих поколений. На следующий день его снесли.