КРЕДО

СОКРАЩЁННАЯ РЕДАКЦИЯ

 

Мне часто задают вопрос, почему я «ударился» в классику.… Одни с сожалением выслушивают мои объяснения, другие с пониманием качают головой, считая это акцией, как продолжение художнического ПИАРа Моя лекция целиком посвящена ретроспективе творчества и воспоминаниям, подводящим к КРЕДО чрез опыт, чувства и логику. Проекты 80-ых годов, сделанные в соавторстве с А. Бродским, были сгустком нерастраченной энергии, никому не нужного самовыражения. Это не была акция неповиновения, но своеобразный протест советскому режиму, к тому же позволявший жить свободно и интересно вне общепринятой «системы». Проекты носили концептуальный характер, к тому же, имели графическую ценность. Впоследствии, эти графические листы стали основой большой выставки, побывавшей во многих странах. Так во время горбачёвской оттепели, благодаря интересу к советскому искусству, мы исколесили почти весь мир. Видели много интересного. Делали инсталяции, выставки, проекты. Это продолжалось с 1987 го по 1993 год. Там же мы воочию и познакомились с «системой» западного искусства. Система работает безотказно и жёстко – сначала нужно чего-то новенького, затем реклама, известность, деньги. Прохиндеи долго не выдерживают, и даже талантливые художники, попадая в этот водоворот, становятся рабами машины потребления. Работа здесь имеет свои условия и законы, и это выматывающий, тяжёлый труд. Стоит сделать шаг в сторону, и ты вне системы. Мы уезжали, возвращались и опять уезжали. Начало 90ых годов период эйфории свободы и справедливости оказался недолгим. Москва стала опытным полигоном уже знакомой мне «системы». Также жёстко и безотказно заработала строительная машина, уничтожая старую Москву, выжимая из пространства каждый квадратный метр площади. Началась новая война, напоминающая битву с ветряными мельницами. С моей стороны это Фотовыставка и инсталяция – «Меланхолия». Потом большая работа вместе с «Охраной Памятников»- Сыромятники (совместно с Шестопаловым), где мы предложили новый подход к реконструкции исторической застройки города. С 95 ого по 99ый было сделано около 30-ти проектных предложений на разные темы, в которых вырабатывалось «кредо». Это отношение к окружающей среде, к своей культуре, социальной политике, к проблемам подлинности, к проблемам этики и эстетики. В 2000 году мне удалось заполнить огромный выставочный зал в Москомархитектуре своими неосуществлёнными проектами. В этом же 2000 году мне посчастливилось участвовать в венецианском архитектурном биенале, впечатлениями о котором, я хочу поделиться. Мне кажется, что нелепо выглядела вся основная экспозиция биеннале, которая пыталась объединить все веянья прогресса для спасения мира, используя, при этом, фон благополучной Венеции. Устроители биенале думали иначе. С восторгом доказывали они скептикам возможность создания самых необыкновенных и уродливых форм космических размеров. Международная архитектура действительно стоит в авангарде всеобщей глобализации мира. Её конкретные черты – это, опять же, производство продукта потребления. Изменение человеческих ценностей. Объединение и стандартизация, упрощение всех творческих проблем, сводя их к дилемме – съедят ли продукт. Для этого и выращиваются Звёзды, что бы еда была дороже и вкуснее. Глобализм уничтожает всё: природу и удивительное разнообразие мира, национальности, религии и культуры. Фуксас, объявивший тему биеннале - «этика против эстетики», пугал народ катастрофами. Англичане – фантазиями звёздных архитекторов. В головах происходят необратимые изменения. Меня поразила экспозиция Японии. Молодые архитекторы показали одежду для беременных женщин в виде цветных домиков-коконов. И мне показалась эта фантазия не безобидной. Для того, что бы этого всего ни видеть, достаточно было посмотреть в противоположную сторону на Санта Мариа Маджоре и успокоится. Но страсти бурлили. Каждый доказывал свою правоту. Как ни странно, победил хитрый француз - Жан Нувель, который в технике соцарта десятилетней давности разрисовал свой павильон, тем самым, сводя все серьёзные вопросы, поставленные биенале в милую шутку. Когда я узнал, что тоже получил приз, то искренно обрадовался, почувствовав, как Глобализм отступил на один шаг. И ещё не всё потеряно… Он отступает окончательно, когда ты оказываешься за воротами парка Джардини. Венеция сама собой даёт ответ на поставленные вопросы. Архитектура города создавалась веками трудом и любовью горожан. Любовь это этика, красота – эстетика. Они вместе составляют основу человеческой архитектуры. Логика и Суть Международной архитектуры современного глобализма дьявольски проста - она просит душу за сытость и комфорт. И ей трудно противостоять. Но итог Венецианского биенале не так уж и плох. В старой Европе ещё сильны традиции, сохраняются культурные ценности и создаются системы охраны наследия на уровне законов. Там понимают, что необходимо противодействие, надвигающемуся глобализму, для поддержания всей экосистемы. В России 100 лет уничтожался человеческий генофонд способный сохранять традиционные ценности. В элитной среде действующих архитекторов вы таких не найдёте - все они поглощены своими честолюбивыми амбициями. Лишь маленькая кучка, выгнанных отовсюду интеллигентов, пенсионного возраста, устраивает тихие похороны очередного памятника архитектуры. В историческом городе сохранить, отстоять право на человеческую среду невозможно, слишком высоки коммерческие интересы, перевешивающие все культурные и моральные ценности. Если говорить о частной архитектуре, то здесь есть простор для творчества и можно убедить заказчика для самого себя сделать человеческую архитектуру. Тут ценятся и традиции, и пропорции, и связь с природой. В том, что можно побеждать, говорит «Дом на Лёвшинском». Правда была трёхлетняя война на всех стадиях и уровнях. Но результат, по-моему, стоил того. Дом контекстуально вписался в существующую застройку. Но вот беда - окружающие дома, служащие формирующим контекстом, тоже начинают ломать.…Но унывать не приходится. Работы и заказов много от планировки городов до сценографии в театре. Главное то, что появился заинтересованный заказчик, думающий не только о сиюминутной выгоде. Я считаю, что стиль классического понимания архитектуры правильным и современным. А противодействие силам глобализма есть насущная необходимость нашего времени. Создание равновесия, гармонии, мира и есть кредо «чудаковатого архитектора» Ильи Уткина. Идти против течения трудно, но я чувствую поддержку друзей, благодарных учеников и детей.

  Февраль 2003 г И. Уткин