ГЛОБАЛ - ГРАД

 

Божественная это профессия – архитектор градостроитель. Смотреть сверху. Распоряжаться пространствами. Решать судьбы…

С любопытством, вглядываясь из иллюминатора самолёта сквозь дым облаков на заснеженные просторы, я тщетно искал признаки жизни незнакомой и вожделенной земли.…Это был первый полёт в Америку в 1988году …Мы летели из Москвы в Нью-Йорк …. Глаза уже устали от слепящей белизны, когда я стал различать тонкие линии, которые постепенно по мере продвижения на юг превратились в квадратную сетку. И тут я увидел первый домик и только тогда с удивлением понял – что эти линии это дороги мокрого асфальта. … Потом домиков становилось всё больше и больше, а когда все квадраты были заполнены, стал исчезать и снег. Пропала и сетка. Несколько часов спустя самолёт уже парил над Манхеттеном и под нами те же квадраты из стекла и бетона вздымались вверх – это был Нью-Йорк. Так мне запомнилось это первое сильное и живое градостроительное впечатление.

Как это ни странно, но за этой примитивной квадратной сеткой чувствовалась величие страны и мощь государственной машины… и не только это…

Божественная это профессия – архитектор градостроитель. Смотреть сверху. Распоряжаться пространствами. Решать судьбы. Дух захватывает от озарения, что эта мудрая и простая схема годится для всех. Кажется, что в эти квадратики можно красиво скомпоновать все достижения цивилизации, национальностей и культур, решив сразу все проблемы современного общества.

И действительно, Нью-Йорк красив и великолепен. Не имея за плечами своего многовекового наследия, Америка сама создала свою культуру. Но, опускаясь с небес, понимаешь, что достижения всех культур здесь представлены лишь поверхностно. Потому что всё объединяет и поглощает одна идея – идея экономического роста и процветания. Американская модель прекрасно работает. Правда мне показалось, что она может обходиться и без архитектора. Вернее, от архитектора ничего не зависит. Здесь градостроительство становится законом, правилом и политикой государственной власти.

Главным соперником Америки в экономическом развитии является Китай - закрытое общество с мощной и самодостаточной традиционной культурой. Но в остальном они удивительно похожи. Традиционно, сохраняя в градостроительстве систему древних регулярных городов, они имеют сильную государственную структуру власти. Но самое главное, что объединяет эти системы, это то, что сохранение культурного наследия в подлинниках не является основой исторических традиций. В Китае - по религиозным причинам, а в Америке - по экономическим.. Поэтому современное Китайское градостроительство, взяв американскую идею экономического роста, ломает исторические центры и памятники и с невиданной скоростью выстраивает целые города. И эта, казалось бы, идеальная модель роста, так и остаётся мне не понятной. Почему нужно ломать хорошо сохранившийся храм и выстраивать точно такой же из стекла и бетона. Мне это непонятно, как представителю другой культуры, другой религии.

Настоящее прозрение наступило в Венеции в 2000г. Мы прожили там с женой всего месяц. Иногда мы уезжали смотреть города Италии, но всегда возвращались обратно, как к себе домой. Словами необъяснимое ощущение счастья, божественного присутствия созидателя, и принадлежности к этой культуре не покидало ни на минуту,… Конечно, мы воспитывались именно в этой системе ценностей, Россия всегда считала себя частью Европы. Может быть, поэтому мне ближе и роднее европейская модель развития градостроительства. Но и она кажется совсем не идеальной. Да и что же такое идеальный город? Поиск идеального города, города счастья - это тоже часть европейской культуры. Да но не в этом смысл. Основа системы европейских ценностей – это идеалы христианства. Все достижения архитектуры искусства и литературы выросли вокруг христианской церкви. Отсюда и традиционный приоритет подлинника над подделкой, и уважительное отношение к реликвии, к памятнику. На примерах лучших городов можно видеть, как они постепенно с любовью складывались и развивались во времени. Как становились шедеврами и наполнялись произведениями искусства, остающихся по сей день непревзойдёнными. Именно исторические напластования дали тот великолепный результат, что, мы имеем в градостроительных ансамблях европейской культуры. Это и есть то самое идеальное градостроительство, которое создаёт человеческую среду обитания и условия для рождения новых гениев и шедевров искусства. И хочется продолжать эту традицию и работать дальше, чтобы находится в лоне этой культуры.

Только грустно осознавать, что твои идеалистические представления о созидательной роли архитектуры не имеют ничего общего с мировыми тенденциями. Суть которых-

идея объединения мира для всеобщего блага и построение идеального мирового общества. Идея не нова, но кажется очень привлекательной, как идеальный город при взгляде сверху. И это вредная утопия. По сути дела это новая революция, новая религия, потому что меняется вся система ценностей. Теперь во всеуслышание «во главу угла» на уровне государств ставится только экономический интерес. Всё продаётся. И историческая культура выставлена на продажу, как антиквариат в магазине. Религия постепенно становится национальным туристическим колоритом. И «…всё оправдывается объективными причинами развития, экономики и прогресса…»- говорят теоретики новой международной культуры. С этими утверждениями можно поспорить. Не всё так однозначно. Сами же апологеты модернизма, испытав на себе собственные глобалистические идеи, сетуют. «…Разрушаются старые здания, вырастают стандартные из стекла и бетона. Токио умирает как город, теряет свою атмосферу и структуру. И никогда больше не будет милым и спокойным…» говорит Арата Исодзаки. А Массимилиано Фуксас, в противоположность своим левым идеям, выбрал самую исторически стабильную часть Парижа, и живёт в старинном особняке на площади Вогезов. В Москве все хотят жить в историческом центре и понятно почему, но его перестройка уже привела к тяжёлым необратимым последствиям для всего города.

Мне кажется странным утверждать, что исторические города должны всё время меняться и находится в прогрессе роста. Ведь всякому улучшению тоже наступает предел. Но они не умирают, а становятся подлинными и живыми памятниками культуры для будущих поколений. Вспоминается проект Альдо Росси с плавающей башней- театром. Тогда дом, как бы не находя своего места, проплыл по Венецианской лагуне, возмущая сложившееся градостроительное равновесие. Эта акция вызвала бурю эмоций от негодований до восхищений. Не думаю, что Венеция нуждается в новом архитекторе, не думал так, вероятно и уважаемый Альдо Росси. Но, кто знал, что эта милая безобидная акция станет предвестником нового террора архитекторов модернистов на исторические города. Самые нашумевшие из них современные постройки в Лондоне и Бильбао- Норманна Фостера и Френка Гери. А Жан Нувель то же самое делает в Барселоне. Эти точечные удары глобальной архитектуры открывают дорогу к тотальному изменению ланшафта исторических городов. Таким образом разрушаются градостроительные ансамбли и обесцениваются памятники архитектуры.

Ещё рано говорить о капитуляции, но магическая квадратная сетка американской модели уже проступает и в Европе.

 

В России, как всегда, всё сложнее. Государство, представленное как православное-христианское, оно имело на своём огромном пространстве множество религий и национальностей. Этим объясняется множество войн, смут, гонений,… когда не до градостроительства. Градостроительство начиналось тогда, когда в стране устанавливалась сильная государственная власть, строились монастыри, города и дороги. И, несомненно, главным образом, оно развивалось по европейской модели, принимая свои особые самобытные формы. И можно с уверенностью сказать, что множество российских городских ансамблей не уступают европейским, и сейчас они входят в список мирового культурного наследия. Я говорю о тех памятниках архитектуры, которые ещё остались в стране.

Потому что вся история градостроительства по европейской модели кончается 17 годом.

Начинается другая эра градостроительства названная советским периодом. Именно тогда опять всплыли утопические идеи «идеальных городов» и создаётся новая градостроительная модель, призванная осчастливить советских людей. Много было сломано и много построено, но идеального города так и не получилось. То ли не хватило сил всё уничтожить. Или слишком сомнительной оказалась система ценностей новой государственной машины. Так или иначе, но сейчас выбран новый путь на возрождение России.

Несмотря на все трудности очередного переходного периода в стране появились деньги и Россия начала строиться. В Москве уже побиты все рекорды темпов строительства, но по какому плану ведётся это строительство непонятно, потому что оно не вписывается ни в одну известную градостроительную систему.

Современная Москва меня раздражает. Эта раздражительность, наверное, болезнь, свойство профессии. Я всё время ищу и не могу найти положительных визуальных эмоций. На глазах исчезают сложившиеся городские ансамбли. Вокзальные площади, дома, деревья а на их месте без всякой человеческой логики вырастают, раздражающие своим уродством бесформенные массы. Из за нерешённой транспортной проблемы по городу уже нельзя ни ходить не ездить. Коренных жителей почти не осталось, и я чувствую себя чужим в этой шумной и агрессивной толпе.

Но, рассуждая беспристрастно по выбранной аналитической схеме, мы имеем новую градостроительную модель, свободную и мобильную, в которой можно найти черты упомянутых ранее моделей - американскую, китайскую, европейскую и советскую.

Работающие в городе риэлтеры и инвесторы предпочитают американскую схему, где идёт борьба за каждый метр, приносящий доход. Деньги ломают все преграды старых правил. На этом рынке архитектуры делается всё, что пожелают заказчики - от античности до хай- тека. Мэр города- Ю. М. Лужков уже давно выбрал для себя Китайский вариант, который заключается в «воссоздании» Москвы, когда уничтожаются подлинники архитектуры и строятся их «улучшенные» копии. Советские домостроительные комбинаты по какому то советскому плану , как заведённые, продолжают плодить бетонные бараки вокруг Москвы. Чудаки, уже не задумываясь о всякой логике, выстраивают под Москвой целые города французских замков, английских и итальянских, немецких и гавайских. Рестораны и казино стихийно превратили исторические улицы в грузинские, армянские и китайские кварталы. Тверская стала похожа на Лас –Вегас… . Можно бесконечно продолжать этот список, характеризующий эту безсистемную систему, которую можно назвать «глобальным градостроительством».

Отличительной чертой этой градостроительной модели является отсутствие государственного приоритета в управляющем механизме этой системы. В теории, идеи глобализма основаны на упразднении всех границ, смешении всех национальностей, культур, религий и государственных систем. Они логически приводят к отмене функций, и государства. Взяв последнее за основу, можно с уверенностью сказать, что Россия снова впереди, собственным способом выстраивая «Глобал- Град» будущего.

Каким же он будет этот Глобал Град? Его уродливые черты вырисовываются уже сегодня, но его невозможно предугадать и тем более проконтролировать, представить его развитие. Поэтому тут бесполезны все разговоры о градостроительстве. Не нужен тут и архитектор- градостроитель.

Но не все торопятся в это будущее. Камнем преткновения остаётся культурное наследие. Пока ещё живы наследники, хранящие традиции своих предков, пока ещё есть верующие люди, и люди неравнодушные к своей истории и культуре. Это прекрасно понимают идеологи новой культуры. Заменяя подлинники архитектурных памятников на муляжи, устраивая аттракцион из традиций. Они, тем самым, обесценивают их, устраняя, как вещественное доказательство, эту преграду на своём пути.

Удивительно то, что в Америке, на полигоне глобалистических идей, как противодействие, вырастает экологическое движение в защиту памятников истории и культуры. Даже в Китае, впервые после культурной революции, на государственном уровне поднят вопрос о системе сохранения памятников архитектуры. В Европе, уже давно работает и сопротивлятся самая сильная структура охраны памятников культуры.

. Только Россия, разорвав все свои традиции сохранения культурного наследия, в очередной раз, всех обгоняя, мчится в утопическое будущее.… И нет надежды остановить этот поезд. Потому что следующая остановка уже –Глобал - Град.

 

 

И. Уткин. Ноябрь 2005 год.